ПАРИЖ В ИСТОРИИ

GLAMOUR MEDIA: Мы пишем о частной авиации, яхтах, элитной недвижимости, бизнесе и VIP-туризме. Участники отраслевых конференций и выставок, таких как IELPE, MAPIC, MIPIM во Франции, России и Украине

То, что впоследствии стало Парижем, вначале представляло собой часть побережья Сены, где благодаря мелям и островкам существовал брод. недавние раскопки извлекли на свет жилище, устроенное в этом месте за тысячи лет до христианской эры. вероятно, жизнь здесь шла с перерывами, однако известно, что уже в III в. до Р.Х. здесь существовало поселение кельтского племени паризиев, с названием Люкотиция, или Лютенция.Паризии не были самим мощным племенем в Галлии, хотя об этом на экономическом процветании свидетельствуют такие находки, как известные золотые весы. Тот факт, что они были способны выставить во время антиримского восстания, поднятого вождем галловВерцингеторигом, восемь тысяч воинов, позволяет предположить, что в Лютеции жило около пятнадцати тысяч, а может быть и более, человек. Однако, великое галльское восстание 52 г. до Р.Х, было сурово подавлено, а войско паризеев с Камулогеном во главе разбил легат Цезаря Лабиен ( вероятно, битва произошла на равнине Гренель). «Косматая галлия», вместе с Лютецией, на четыре столетия стала составной частью римского мира и, хотя она еще не раз прявляла свое недовольство владычеством римлян, романизация делала быстрые успехи:развивалась своеобразная галло-римская культура. памятники той эпохи, сохранившиеся на территории Парижа, свидетельствуют о возроставшем в веках значении города. Он не был одним из ведущих городов римской Галлии, но его местоположение на перекрестке военной дороги, связывавшей север и юг, и на речной артерии Сены имело важное значение. наличие этих двух естественных маршрутов сыграло большую роль в период очередных волнений в Галлии. Очень вероятно, что именно на острове Ситэ в 360 г. после Р.Х. войска самовольно провозгласили Юлиана императором с титулом августа ( он получил в историографии прозвище «отступник»). при святителе Дионисии (Дени), ставшим в III в. первым епископом города, и при Св. маркелле христианство глубоко пустило корни в месте, уже называемом парижем (лат. Паризиорум). Нашествие варваров вIV в. вынудило многих обитателей левобережной части города укрыться на острове Ситэ, выстроив наспех оборонительную стену. В V в. до стен Парижа дошли гунны, Св.Геновева (Женевьева) убедила жителей остаться и спасти город. Смутные времена продолжались до прибытия Хлодвига, избравшего Париж своей столицей. Он основал на берегах Сены аббатство Сент-Женевьев и здесь же скончался в 511 г. Его приемники сохранили первенство Парижа, уберегая его от династических разделений и отстраивая християнские храмы. Однако сменившие Меровингов Каролинги перенесли свои столицы далеко на восток империи, и город стал чахнуть.

Упадок усуглубился в IX в. набегами викингов. левый берег Сены совсем обезлюдел, жители вновь укрылись на Ситэ, где оставлись до конца IXв., когда стали осваивать правый берег.

Когда Гуго Капет, граф Парижский, взошел на престол Франции, судьбы города и страны навсегда слились воедино. Стала развиваться торговля, в особенности правобережье, где проходили великие торговые пути. В XII в. ЛюдовикVI основал в районе Шампо рынки, где они оставались в последующие восемь веков. На Парижских холмах расширялись, или возводились вновь, храмы, а заболоченные низины постепенно осушались и культивировались. Наиболее заселенный Ситэ стал центром королевской и духовной власти. Укрепленные мосты вели на правый берег, в центр торговли и городской жизнедеятельности. левый же берег был на долгое время заброшен и ожил затем благодаря присутствию школяров. после длительных споров между королем и епископом, в 1209 г. студентам удалось объединить различные учебные центры в один, названный Университетом, который и стал определять жизнь левобережья.

Филипп-Август II, один из великих строителей Парижа, вохвел на обоих берегах Сены городские стены, от которых до сих пор остались некоторые фрагменты. Король устроил фонтаны, замостил булыжником улицы и возвел Луврский донжон, символ монархической власти. развитию города способствовала общеевропейская слава короля Людовика Святого, праившего Францией в 1226-70 гг.

Короли почти постоянно жили в столице, и поэтому знать также выстраивала себе здесь особняки. Это, в свою очередь, притягивало в париж ремесленников и мещан. Фахверковые дома с щипцами, венчавшими фасады, со складами на нижних этажах, ставились встык друг к другу на узких улочках, на мостах и берегах, порой полностью заслоняя вид на Сену.

К XIV в. французская столица насчитывала около 200 тысяч жителей. Росла ее политическая, финансовая и торговая мощь, в особенности на правобережье. Поэтому уже в 1356 г. здесь была возведена вторая стена. однако, поражения во время Столетней войны, захват в плен короля Иоанна Доброго и слабость дофина спровоцировали первую французскую революцию, возглавленную купеческим прево ( старостой) Этьеном марселем. Вождь мятежников неосторожно заключил альянс с англичанами и был казнен. Дофин, восстановленный в правах и ставший королем Kарлом V, старался возродить Париж, но не чувствовал себя там в безопасности , предпочитая жить в восточных предместьях — в Сен-Поле, в Туриеле и в Венсенском замке. Это послужило причиной возвышения квартала марэ, где в течение трех веков жила французская аристократия.

Новый драматический поворот в судьбе города наступил при очередном обострении вражды с англичанами. париж был взят неприятелем, Карл VI потерял рассудок, арманьяки и бургиньоны развязали междуусобой войну, а войска Жанны д»Арк были разбиты у заставы Сент-Оноре. Эти потрясения надолго выбили жизнь города из обычной коллеи: когда Кaрл VII в 1436 г. вернулся в Париж, он тут же его покинул, удалившись вместе со двором в долину Луары, ставшей с тех пор, более чем на век, королевской вотчиной.

Читайте также  О французском языке

Тем не менее, именно благодаря династии Валуа в Париже возникла административная система управления: были учрежлены Палата финансов, казна, архивы, монетный двор. Еще Людовик Святой конституировал двойную структуру органов власти ( город и государство), просущесвовавшую восемь столетий.

Франциск I , вернувшись в 1528 г. из итальянского плена, устроил свою резиденцию поблизости от Парижа, который к тому времени приобрел общеевропейскую славу как центр искусства, литературы и, чуть позднее, с основанием Колледжа Франции, — гуманизма. Генрих IV , вступивший в новую войну, предпринял было очередные фортификационные работы, но вскоре, во время рыцарского турнира близ королевсуой резиденции в турнеле, погиб.

Борьба с внешними врагами Франции стала стихать, но возникшая в начале XVI в. Реформация вскоре вылилась в раскол христианской Европы и в религиозные войны. жестокая резия гугенотов во время Варфоломеевской ночи ( 24 августа 1572 г.) привела к ультракатолической реакции. учрежденная Священная лига стала в оппозицию к Генриху III, напавшего, в конце концов, от кинжального удара монаха-фанатика. Генрих IV, перешедший в католичество (ему приписывают связанную при этом фразу : «Париж стоит обедни»), нашел город обезлюдевшим и изможденным.

В первую очередь король развернул широкое градостроительство, преследуя две цели : во-первых, занять работой население и во-вторых, с блеском столицы, повысить престиж короны. В жизнь претворялись не только архитектурные, но и урбанистические проекты, напрвленные на развитие городской економики: были устроены новые площади и улицы, госпиталь сен-луи, королевская мануфактура гобеленов, водокачка «самарянка», снабжавщая водой фонтаны, а также опубликованы первые градостроительные нормативы. В голове у короля было множество других планов, но 11 мая 1610 г., во время «пробки» на Рю де-ла-Ферронинери, он был зарезан.

Еще при жизни короля градостроительные работы были переданы частным порядчикам, обосновавшимся в новых районах, вроде Пре-о-Клерк и острова Сен-Луи. Строительный бум оставил после себя не только множество дворянских и мещанских особняков в Марэ и к северу от Лувра, но и большое число монастырей, активизировавшихся в эпоху Контрреформации.Иноческие обители строились в квартале Марэ, в предместье (фобур) Сент-Оноре, но прежде всего — в предместье Сен-Жак, откуда отправлялись паломники в Компостеллу, к гробнице апостола Иакова. В этом районе, благодаря щедрым вкладам королев Марии Медичи и анны Австрийской, вырос целый «святой городок», Ансамбль Валь-де-Грас — прекрасный образец сакральной архитектуры того периода.

Религиозная жизнь выражалась и в появлении семинарии и благотворительных учреждений. В 1622 г. парижская кафедра получила статус архиепископской, и город стал религиозной столицей Франции.

Фронда 1648-49 гг. привела к новым беспорядкам, и Людовик XIV, запомнивший унижения в своем детстве, перенес королевскую резиденцию в Версаль, что вергло и так нестабильную парижскую экономику в серьезный кризис.

При правлении Людовика XIV смертность превысила рождаемость, и население росло только за счет переселенцев из провинции. Обнищание парижан вынудило учредить в 1656 г. госпиталь Женераль, который больше походил на исправительное заведение, нежели на на благотворительное. Для навеления порядка в столице, Кольбер организовал в 1667 г. новую магистратуру во главе с полицмейстером, сочетавшим функции управителя, полицейского и судьи. Людовик XIV, однако, не переставал украшать париж в целях увековечивания монархии ( Луврский дворец), города (триумфальные арки), ремесел (Мануфактура гобеленов), научный штудий (Обсерватория0, благотворительности (больница Сальпетриер), военного дела (Дом Инвалидов), системы коммуникации (Королевский мост), градостроительных проектов (бульвары на берегах Сены, фонтаны) и даже земельных спекуляций (Вандомская площадь и площадь Побед). Подданные Короля-Солнца, дворяне и мещане, продолжали селиться в Марэ, переживавшем свои последние золотые дни, но постепенно перемещались в предместья на дороге, ведущей в Версаль, — предместья Сент-Оноре и Сен-Жермен. К моменту смерти Людовика XIVв Париже было около 25 тысяч домов и обитало около полумиллиона жителей. Интелектуальная жизнь в Париже началась в XVIII в. пошла вразрез с монархией. Философы и энциклопедисты, встречаясь в бесчисленных салонах, продумывали как, минуя рогатки королевской цензуры, сделать достоянием гласности свои идеи. В ту же эпоху градостроительные работы были приватизированы, и экономический подъем способствовал притоку населения, что , в свою очередь, стимулировало частное строительство. Многочисленные дворцы того периода и впервые появившиеся доходные дома зарактеризуются, в первую очередь, возросшим стремлением к комфорту и удобствам.

В середине XV в. при Людовике XV, Париж стал свидетелем новых строительных инициатив. Как и его царственные предшественники, король решил украсить столицу новыми достопримечательностями: площадью Людовика XV (позднее переименована в площадь Согласия), Военным училищем, Хирургической Академией, аббатством Сент-Женевьев ( ныне Пантеон) и Монетным двором. Эти «великие стройки» полностью преобразовали облик некоторых кварталов и возвестили в архитектуре триумф классицизма.

С другой стороны, именно в этот период возрос интерес к урбанистике и к роли городских памятников, которые стали оцениваться прежде всего не по их внешним аспектам, а по функциональности. В конце правления Людовика XV и во время правления Людовика XVI углубился профессиональный подход не только к градостроительству и общественным проектам (рынки, театры, фонтаны), но и к частному жилью. В 1783 г. был установлен закон, регулировавший высоту домов по отношению к ширине улиц, на которых они стояли. Начались работы, вдохновленные целями общественного блага и здоровья горожан: Мон-де-Пьете, театр Франсэ (современный «Одеон»), мост Людовика XVI (переименован в мост Согласия), различные фонтаны6 были упразднены многие приходские кладбища.

Читайте также  Туристу на заметку

Когда в Париже вспыхнула революция, город переживал сильный интеллектуальный подъем при не менее сильном экономическом кризисе. Широкие требования реформ и уничтожение неравенства сопровождались с одной стороны, утверждениями в преданности монархии, с другой — вольнодумством, пропагандируемым через журналы и политические клубы, пребывавшие в эйфории от полученной, по слабости короны, свободе. Людовик XVI оказался не в состоянии сдержать это движение и установить порядок. В результате, 14 июля 1789 г. некоторые революционеры пошли на крепость Бастилию, этот обветшалый символ абсолютизма, чтобы заставить ее капитулировать, а не штурмовать, как это обычно считают ( в Бастилии в то время находилось семь узников, сидевших, в основном, за мошеннечество). Король не предпринялникаких санкций против бунтовщиков. не смотря на их явные преступные действия ( были убиты солдаты гарнизона крепости) и на монархические настроения большинства населения. напротив, он смиренно прибыл в Париж, где был принят Бэлли, первым мэром города. Одновременно самые радикальные политические клубы, якобинцы и кордельеры, называвшиеся так по старым монастырям, которые они оккупировали, сумели гальванизировать своих сторонников и устроили несколько кровавых демаршей 5 и 6 октября. Это вынудило королевсую семью покинуть Версаль и обосноваться в Тюильри, став там заложниками революции, без каких-либо попыток к сопротивлению и заговорам.Генеральная Ассамблея, вслед за королем, разместилась в особняке рядом с Тюильрским дворцом (превратности истории не пощадили эти два здания). праздник Федерации (14 июля 1790 г.) на Марсовом поле на мгновение представился как начало новой эры, но, в действительности, был лишь манифестацией-однодневкой.

В 1356, 1589 и 1649 гг. французские монархи смогли справиься с парижскими бунтами, покинув город. Людовик XVI такой возможности был лишен: его попытка сбежать из Парижа была прервана, и 23 июня 1791 г. королевскую семью беспардонно привезли обратно из Варени. Однако роялистские чувства были еще так глубоки, что его оставили на троне, лишь ограничив королевские права новой конституцией. Заседание законодательной Ассамблеи ( 1 октября 1741 г.), казалось, было прелюдией к установлению «приемлемого» режима конституционной монархии, однако, неопытность депутатов и нерешительность и колебания короля позволили якобинцам подготовить республиканское выступление. 10 августа 1792 г. восстание против законного правительства смело французскую монархию: королевская семья была заточена в башне Тампель и обречена на гильотину.

революционерам, пришедшим к власти с помощью нового Конвента, сначала Дантону, затем Робеспьеру, пришлось столкнуться с тяжелейшей ситуацией — войной с соседними странами, экономическим кризисом, разбродом идей и, наконец, с антиреспубликанским восстанием крестьян в Вандее. Они попытались удержать власть с помощью террора, сначала скрытого (резня узников в сентябре 1792 г.), а потом — в официальной форме, гильотинной по приговорам революционного трибунала (Великий террор: сентябрь 1793 г. — июль 1794 г.). Робеспьер не смог вовремя обуздать этот режим, и 27 июля 1794 г. (9 Термидора) изможденный конвент пал.

В пять последующих лет Париж повидал различные правительства, основанные на компромиссах и колебаниях идеологии: Конвент Термидора сменился Директорией, политики впали в маразм и коррупцию. режим находился в тупике, когда 18 брюмера генерал Бонапарт совершил государственный перворот.

После Филиппа-Августа, Карла V, Генриха IV, Людовика XIV и Людовика XV Наполеон стал одним из трех редких государей, которые всерьез интересовались судьбой Парижа. Ему достался обескровленный город, в руинах, истощенный экономическим кризисом и анархией. пришлось создать такие новые управленческие структуры как Префектура Сены, Префектура полиции, перестроить систему закупки и распределения продовольствия, систему налоговых сборов. Эта гигантская работа была проведена в предельно короткие сроки.

Кроме того, император намеревался проложить новые городские артерии и возвести новые памятники, из которых самым важным стали две триумфальные арки. Только немногие из его проектов были реализованы: его правление было недолгим, постоянные войны истощали казну. Кроме того, Наполеон более интересовался градостроительством, чем собственно архитектурой: при нем были созданы мосты и набережные, рынки и скотобойни, водохранилище, акведуки, канализация, многочисленные общественные фонтаны, кладбища, введена нумерация домов. И сегодня ощутимы результаты его трудов.

Дважды занятый иностранными войсками, в 1814 г. и в 1815 г., Париж дважды увидел возвращение на трон старого Людовика XVIII, которому унаследовал его брат Карл X. Они не смогли примирить парижан с принципом легитимной монархии и не пытались как-либо улучшить состояние города ( про Бурбонов говорили: они ничего не забыли и ничему не научились»).

После 15 лет правления Бурбонов безответственность и легкомыслие Карла X привели к очередному восстанию парижан, и в течение трех дней, названных «славными», старая монархия была сметена.

При Луи-Филиппе период стагнации продолжался — была проложена только одна важная магистраль, Рю Рамбюто. Хотя «король-гражданин» был заинтересован в строительстве, консервативные взгляды, которые он усвоил по восхождении на престол, помешали ему уделить внимание тяжелой участи многих парижан. «В кварталах Греве, Сен-мерри и в Ситэ тысячи людей живут на территории всего одного гектара. Здесь процветают алкоголизм, проституция, преступность, туберкулез, разражаются безжалостные эпидемии: холера 1832 г. унесла 44 тысячи жертв. В 1848 г. 65 % населения были настолько бедны, что не могли платить налоги, а 80 % умерших было похоронено в общих могилах» — пишет Ж.П. Бабелон. Безразличие к социальным нуждам разделяли и круги высшей буржуазии, привелигированный мир которой блестяще описал Бальзак.

Два важных мероприятия были все же предприняты при Луи-Филиппе: строительство вокруг города кольца фортификаций и сети вокзалов, настолько далеких от городского центра, что было ясно нежелание Парижа стать пересадочным пунктом.

Читайте также  Учеба во Франции

Достаточно было эпизодического экономического кризиса и некоторой политической ажитации, за которой последовала мирная революция в феврале 1848 г., и «июльская монархия»пала.

Вторая Республика оставила в истории города две важные вехи: одну, социальную, с сомнительным опытом государственных предприятий, и вторую, политическую, — в июне 1848 г., когда на улицах произошли кровавые столкновения. После падения Республики наконец-топоявился государь, изменивший лицо Парижа, как никто иной.

Наполеон III предложил радикально обновить город, который во многих отношениях оставался ещё средневековым. Он решил дать городу воздух, свет, удобные сообщения, общественные предприятия, социально-экономические структуры и, вместе с тем, такие органы власти, которые смогли бы подавить любой бунт. Эти великие перемены были совершены благодаря человеку, обладавшему замечательными административными качествами, — барону Эжену Осману. За 16 лет Осман проложил новые трассы, модернизировал водоснабжение и канализацию, тротуары, сады и парки, административные и религиозные учреждения. В 1860 г. поселения, оказавшиеся внутри крепостного кольца, были административно присоеденены к городу.

Прокладка новых улиц шла одновременно с бурным жилищным строительством, в результате чего возникло резкое социальное расслоение. Время, когда под одной крышей обитали представители разных классов, прошло. Пролетариат был отодвинут на переферию, и это сыграло свою негативную роль в грядущих классовых стычках. Новые здания заполнили буржуа, в свою очередь делившиеся на разные категории и слои, в соответствии с которыми занимали разные этажи.

К сожалению, император плохо знал город, и ни он, ни Осман не обладали хорошим вкусом. Значительные градостроительные работы не сопровождались появлением выдающихся памятников, которые, при более чутком подходе, могли бы украсить город, в первую очередь — Ситэ. Вместе с тем, Париж как никогда был полон интеллектуальных и художественных сил. Экономический прогресс способствовал благосостоянию средних класов ( но не рабочих), а жизнь Парижа, олицетворенная его театрами, фестивалями, оркестрами, парадами, вальсами, излучала чары на весь свет, в особенности первых Всемирных выставок 1855 г. и 1867 г.

Непоследовательность французского правительства, попавшего в 1870 г. в ловушку к пруссакам, привела к неожиданному падению блестящей государственной системы.

«Ужасный год» был ощутим, прежде всего, во французской столице, сначала во время прусской осады, когда самоотверженность населения была сведена на нет посредственным военным командованием, а затем во время Парижской коммуны, сопровождавшейся настоящей классовой борьбой, залившей город кровью и разрушившей многие памятники.

Экономическое развитие Парижа прервалось: город на некоторое время утратил своё политическое влияние на страну. теперь к власти пришли ставленники провинции, чаще всего, — юга Франции, которым требовалось немало времени для овладения управленческими секретами. Несмотря на это, Всемирные выставки 1878, 1889 и 1900 гг. стали блестящими эпизодами в постепенном экономическом возрождении Франции и Парижа, продемонстрировав и технические достижения, которые революционизировали городскую жизнь и быт, в первую очередь, — металлические конструкции и эоектричество.

Третья из этих выставок совпала с тем, что называют «прекрасной эпохой», которая, в действительности, была прекрасной только для обеспеченных людей. Единственные социальные инициативы в этот период касались таких учреждений, как школы и больницы. В 1900 г. было открыто метро, со временем превратившееся в грандиозное урбанистическое явление.

Двадцатый век принёс в Париж беспорядки, войны, бурные политические события разного рода. начало века ознаменовалось страстными дебатами вокруг дела Дрейфуса, буланжеризмом (оппозиционное движение, возглавленное генералом Буланжером), скандалом с Панамским каналом, анархизмом. Первая мировая война на четыре года поставила Париж в осадное положение: немецкие войска дважды подходили вплотную к городу, а на Страстную пятницу бомбардировали Сен-Жерве. Мир с Германией, подписанный 11 ноября 1918 г., вызвал такую праздничную манифестацию, какую город прежде не видел.

Энтузиазм сумасбродных 1920-х гг. угас с возникновением политических, финансовых и социальных проблем, воспламенивших выступление 6 февраля на площпди Согласия. В те годы во французскую столицу хлынули тысячи русских беженцев, спасавшихся от ужасов революции и гражданской войны в России.

Несмотря на эти проблемы, город старался выгладеть как можно наряднее в периоды Выставки прикладных искусств 1925 г., Колониальной выставки 1931 г. и Международной выставки 1937 г.

В 1939 г. разразилась война — Вторая мировая, сопровождавшаяся четырьмя годами унизительной оккупации. Во Франции и в Париже развернулось Сопротивление, участников которого беспощадно уничтожали. Стены тюрем на Рю де Соссэ и Рю Лористон. Мон-Валерьен помнят о национальной трагедии тех лет.

В августе 1944г., когда немецкие оккупанты уже готовились бежать из Парижа, горожане восстали, громя врага всеми видами оружия, которое могли добыть, — пока не подошла танковая колонна Леклерка. 25 августа 1944 г. генерал фон Холити подписал капитуляцию на станции Монпарнас, а на следующий день генерал де Голль возглавил парад победы на елисейских полях.

С тех пор прошло полвека, и Париж, постоянно помнящий как о своих драмах, так и о своих модах, как и прежде готов вспыхнуть энтузиазмом, сочувствием или бунтом ( как случилось в мае-июне 1968 г.): «Париж — всегда Париж». Город лстался центром французской нации, провёл градостроительные работы и добился полной муниципальной независимости, позволившей существенно изменить его лик. именно таким образом, говоря словами Шарля де Голля, Париж остется «верным себе и Франции».